Алексей Захаров: «НКВД не просто расстреливало людей по имеющимся спискам, а имитировало следствие»

По мнению социолога, происходящее в России несравнимо по масштабам с репрессиями 30-х годов прошлого века, но власть в попытках придать политическим решениям легитимность использует те же методы, что и в сталинскую эпоху.

Николай Травкин: «Проезд по-кремлевски»

Бывший политик отмечает, что российские власти по-прежнему предпочитают компенсировать убытки повышением цен, однако куда эффективнее было бы вводить новые услуги, которые будут пользоваться устойчивым спросом.

Андрей Нечаев: «Депутаты начали соревноваться в популизме»

Бывший министр экономики комментирует предложение депутата Госдумы от КПРФ повысить прожиточный минимум в России почти в три раза. Нечаев полагает, что сам по себе этот шаг ничего не поменяет в жизни людей, но повысит количество бедных по формальному признаку.

Олег Козловский: «От голодовки не надо отговаривать»

Общественный деятель делится своим давним опытом голодовки после ареста и отмечает, что опасается за жизнь объявившего голодовку Алексея Навального, который, скорее всего, собрался идти до конца.

Сергей Медведев: «Тусовка российских пропагандистов на выезде»

Преподаватель и политолог полагает, что скандальный визит Владимира Познера в Грузию обозначил важный постколониальный контекст и показал "розовые очки, в которых пребывает российское сознание" в отношении Грузии, Украины и других бывших советских республик.

Алексей Живов: «Где активная роль государства в борьбе с пандемией?»

Врач указывает на низкие темпы вакцинации от коронавируса в России по сравнению с США и Европой, отмечая, что при сохранении такого положения дел страна рискует остаться рассадником ковида и оказаться в изоляции.

Андрей Никулин: «Мы регулярно ловим золотую рыбку»

Аналитик и публицист вспоминает школьный анекдот про золотую рыбку и выполненные ей желания, отмечая, что Россия, подобно девочке из этого анекдота, регулярно загадывает одни и те же сомнительные желания.

Дмитрий Травин: «Очень хотелось бы надеяться, что история с голодовкой не завершится трагедией»

С точки зрения экономиста, голодовка заключенного имеет смысл в демократических странах, тогда как шансы Навального добиться соблюдения своих прав при помощи голодовки невелики. Но оппозиционер уже не раз делал неожиданные сильные ходы.

Дмитрий Гудков: «Придут за всеми»

Политик отмечает, что в системе ФСИН заключенный может спасти себя только прямой угрозой жизни. Именно этим обстоятельством объясняется голодовка Алексей Навального. Однако даже голодовка оппозиционера не вызвала громкой реакции.

Леонид Гозман: «Закованный побеждаю!»

Политик и общественный деятель сравнивает происходящее с Алексеем Навальным после его возвращения в Россию с античной трагедией, отмечая, что оппозиционер ведет себя героически и все делает правильно.